воскресенье, 25 ноября 2007 г.

Частично о прошлом.

В начале очередной русско-чеченской войны, что идёт с конца лета 1999 года по сей день, Ичкерия находилась в информационной блокаде от внешнего мира, по этой причине не было возможности доводить до мирового сообщества, правдивую информацию, о тех варварских бомбардировках , что производили русские лётчики, в стране не было журналистов имевщих выход на мировые инфомрагенства, западные-же журналисты отказывались ехать в Ичкерию, опасаясь того, что их здесь похитят, но тем не менее , усилиями представителя президента Ичкерии в Москве -Вачагаева Майрбека, под его честное слово и ответственность нам удалось привезти в Ичкерию франзузскую журналистку, корреспондента газеты ЛЕ МОНД - Софию Шихаб. Опасаясь похищения г-жи Шихаб я попросил её что-бы она , на время своего пребывания в ЧРИ, остановилась у меня дома, её везде сопровождали мои товарищи и бойцы президентской гвардии. В одну из ночей, а вернее, в три часа ночи 16 сентября, меня разбудили по просьбе г-жи Шихаб, она извинилась за беспокойство, после чего сообщила, что у неё состоялся телефонный разговор с её родственницей Марией Беннигсен проживающей во Франции, София рассказала мне, что Мария предложила ей срочно, безъотлагательно, покинуть Ичкерию , в виду того, что война с Россией не избежна, но ещё до войны с Россией в Ичкерии запланированны и ожидаются страшные события, что подготовленно и в ближайщие дни будет совершенно убийство президента Масхадова Аслана, так-же Софии стало известно от Марии Беннигсен, что Басаев Шамиль 21-22 июня1999года во Франции, в городе Биарица встречался с Борисом Березовским , Волошиным и ещё с кем-то из русских политиков, на этой встрече была достигнута договорённость о вторжении в Дагестан и за это,якобы, было обещанно 25 миллионов американских долларов, всё это Марии Беннигсен, стало известно от франзуского партнёра Березовского - Фабиана Боссара, а так-же София мне поведала, что часть обещанных денег было доставленно в Грузию, а из Грузии, один из известных чеченских политиков, вывез, эти деньги в Ичкерию для передачи их Басаеву, она назвала мне, а потом и Масхадову Аслану, имя этого чеченца……Выслушав Софию Шихаб, я по рации связался с охраной президента Масхадова и попросил начальника охраны не вывозить Президента до моего приезда к нему домой, я в это время находился в ст. Наурской, у себя дома. Где-то в 8 часов утра я с Софией Шихаб был дома у президента, к моменту этой встречи г-жа Шихаб была знакома с Масхадовым, несколько дней тому назад, она интервьюировала Президента. Мы вошли к президенту и после короткого приветствия , я выщел из комнаты при этом попросил Софию, довести до президента содержание её разговора с Марией Беннигсен , минут через двадцать Аслан позвал меня в комнату , он был немного взволнован , посмотрев на меня он улыбнулся и сказал -”Изам бокха г1урт ма бу!”, там-же в комнате , в присутствии Аслана , я спросил г-жу Шихаб-”Как Вы думаете, согласился-бы господин Фобиан Боссар, дать мне видео-интервью и рассказать о встрече Басаева, Березовского, Волошина и других русских политиков, во Франции, если-бы я поехал во Францию?”- она ответила, что проблем с интервью, не должно быть, а так-же она обещала помочь мне с оформлением документов для въезда во Францию, я попросил Масхадова, разрешить мне выехать во Францию, я сказал Аслану, на чеченском языке, -”Эту женщину нам послал сам АЛЛАХ, взяв интервью у Фобиана Боссара, и озвучив это интервью через телевидение, мы всему миру докажем, что против Ичкерии и его Президента русские спец.службы, через своих агентов запланировали заговор и готовятся его осуществить, это,должно, сильно нам помочь и оказать влияние на мировое общественное мнение”- я был уверен и тогда, уверен и в настоящее время, что это был, наверное, один единственный шанс, показать и доказать всему миру, что против чеченского народа замысленно преступление ,чеченцам уготованна кровавая “баня”, но Масхадов остудил мой пыл, сказав, что мне не нужно ехать во Францию-” В октябре намечен мой визит во Францию и тогда я сам поговорю с этим человеком”- на что я ответил -”Аслан, о каком визите ты говоришь, ведь уже началась и идёт война”- Аслан резко прервал меня и раздражённо сказал -” Апти не лезь не в свои дела, я сам разберусь”- на, что я ответил-” Я не думал, что это не моё дело, извини меня, если я что-то не так сказал“- раньше, никогда, он не был так резок со мной, попросив у Аслана разрешения быть свободным, мы с г-й Шихаб, уехали к месту моей работы, на второй или третий день госпожа Шихаб уехала в Москву и через семь-восемь дней вновь приехала в составе многочисленной , более тридцати человек, группы западных журналистов, информационная блокада русских была прорвана. Каждый день общаясь с людьми своего круга и разговаривая с ними , мне много раз приходилось слышать их мнения о происходящих событиях, и, о надвигающейся трагедии, если войну 1994 года чеченские бойцы и командиры встречали в полном единстве, с уверенностью в своей победе и с высоко поднятой головой, то война 1999 года ввергла многих командиров в уныние, понимая неибежность войны, почти все винили и проклинали Басаева Шамиля с его дагестанской авантюрой , однако , никто не говорил ему в лицо то, чего говорил про него за его спиной, выслушивая их я предлагал им выступить по ТВ ЧРИ и по телевидению высказаться обо всём, что они мне говорили, я это делал для того что-бы внещний мир( утопающий за соломинку хватается) видел, что подавляющее большинство чеченских командиров, критикуют Басаева и осуждают его дагестанский поход, выступили не многие, а те кто выступил, говорили мало и не понятно, я выступил и без всяких оговорок осудил действия Басаева, назвал это преступлением против чеченского народа и государства , было это в первых числах сентября 1999.Где-то в начале ноября 1999 года, разговаривая с Асланом, а разговор щёл о многочисленных проблемах, которые надо было решать, президента раздражала слабая дисциплина некоторых командиров, имелось в виду, что на кануне был разработан план контраудара по врагам, руководить штурмом должен был один крупный чеченский военноначальник, но он, как обычно у него это получалось, не смог или не захотел организовать данную атаку на русских, Аслан был этим очень расстроен, стремясь любой ценой склонить русских к переговорам, ( русские, для начала переговоров, выдвигали неприемлемые условия, в плоть до ареста и выдачи Басаева Шамиля и Хаттаба) что-бы склонить врага к переговорам, нужно было его постоянно атаковать по всем направлениям, но атаковать, как в прошлой войне не удавалось , а это подкрепляло рещимость русских реваншистов, в ходе той беседы я поведал Аслану о том унынии царящем среди людей и закончил свой монолог -”Аслан, люди не понимают, что случилось, народ расстерян, страх перед неивестностью и русской жестокостью овладел людьми, люди спрашивают -”За что?“, “кто виноват??”, Аслан, я не воровал людей, не продавал нефть, не брал взятки и я не пропагандировал и не хотел этой войны, я так-же задаю себе эти вопросы, ну ладно -я, я крупный государственный чиновник… и обязан делать то, что я делаю, но как заставить простых бойцов, переносить тягости войны в холоде , голоде, без оружия и боеприпасов “- на это Аслан мне заметил-”Апти, ты изменился с тех пор, когда ты привёл ко мне ту французскую журналистку и….. по моему, ты наслушался разговоров Кадырова Ахмеда.”- “Аслан, видит Аллах, с того дня когда я увидел тебя , с пистолетом в руках, идущим впереди, во весь рост в атаку на дом где засела банда Лабазанова Руслана ( я участвовал в разгроме банды Лабазанова Руслана, мною был задержан Сулейманов Хоза, позднее убитый ФСК, в Москве, Хоза на переговорах представлял Лабазанова Руслана, он отклонил ультиматум правительства и со словами “Там такие- же чеченцы и они оружия не сложат”- ущёл к Лабазанову, при задержании у него было повреждено , по моему, левое плечо и сним был, как тот представился, его двоюродный брат , по моему его звали Лечи,. Я тогда работал в милиции, в уголовном розыске) с этих пор я любил тебя как своего старшего брата и я клянусь тебе Кораном, что никогда и ни кому я не позволял говорить о тебе неуважительно в моём присутствии и был-бы последним рабом, если за твоей спиной встретился с Кадыровым или с кем-то другим из твоих врагов”- но, что-бы я не делал и не говорил, с этой минуты между нами образовалась непреодолимая стена отчуждения, что-бы я не делал, с этого момента, Масхадову я стал соверщенно чужим человеком, которому он больще не верил и которого он отдалил от себя. Аслан не понял меня, уже после всего случивщегося , я думал-”Может он подумал, что я имею какое-то отнощение к тому, что ему сообщила София Шихаб?”- ведь никакой попытки покущения на президента не было, не было даже малейщих признаков того, что замышляется убийство президента Масхадова, тем более, оказалось, что в средствах массовой информации России, заранее до того , как об этом было расказанно гос-й Шихаб, сообщалось о подозрительных встречах Басаева Шамиля , во Франции, с представителями русских спец.служб.При встрече в Лондоне спросил у госпожи Шихаб могу-ли я, при случае, сослаться на её имя и сказать своему собеседнику -” Мне это известно от Софиии Шихаб”- она ответила утвердительно но при этом госпожа Шихаб, сказала мне, что не называла имя и фамилию того чеченского политика, что из Грузии доставил деньги Басаеву, которые, якобы, были выделены Березовским для осуществления дагестанской авантюры, я не стал настаивать на своём утверждении, она,просто, могла забыть детали того разговора или могла быть другая, не известная мне, причина.Почему Масхадов мог заподозрить, что я имею отнощение к сообщению Софии Шихаб?.Дело в том, что люди не совсем знающие рассклад сил группировок и течений в окружении президента Масхадова, считали меня одним из самых приближённых и доверенных людей президента Масхадова, это было не совсем так, в окружении Масхадова было несколько группировок,не думаю, что здесь нужно называть имена, в принципе , эти группировки между собой не конфликтовали, но скрытое, от постороннего глаза,желание быть ближе к президенту и иметь на него влияние,это желание имели многие, каждая группировка имела свою внутренную организацию и в случае возникновения опасности , в виде опалы или отчуждения президентом, членам своей организации, группировка начинала действовать согласованно и отстаивала своих людей, а что касается меня, то я был -один, я не состоял ни в каких группировках,тем более, что группировки имели свою особенность ……-географическую ,я не состоял в реллигиозных течениях, не лоббировал чьи-либо интересы, никого не проталкивал во власть, все мои товарищи и друзья были из Наурского района и в своём большинстве не стремились в начальники, конечно были и такие за которых я ходатайствовал и которым я помогал занять какие-то должности, но они в подавлющем большинстве, носили, локальный, местный характер, а заводить новых друзей и обрастать знакомствами я считал - мне поздно, я выщел из того возвраста что-бы менять друзей и взгляды.что касается должностей которые я занимал во власти Ичкерии, ни на одну должность ни я, ни кто-либо по моему намёку или просьбе, меня не предлагал, обычно, я принимал любую должность, что мне предлагали, единственное , один раз я отказался от должности министра внутренних дел, это было летом 1998 года, свой отказ я мотивировал тем, что живу далеко, в Наурской, и рядом со мной в нужный момент, не будет своих товарищей, а работа министра М ВД, требовала того, что-бы рядом были многочисленные сторонники и надёжные товарищи.Одним словом, зная мою нейтральность и думая……, что я имею влияние на президента, наши общие знакомые, люди шли ко мне и предлагали разные варианты ответов которые, по их мнению, следовало-бы дать русским, на их требование -задержать и выдать русским Басаева Шамиля и Хаттаба, вариантов было много и наиболее интересные, я доводил до президента, в конце концов, наверное я надоел президенту со «своими» «умными» вариантами ответов для русских, он сказал мне -”Я сам решу какой ответ дать русским”-что означало “Хватит….!”, это было в самом начале конфликта с русскими, который затем, русские перевели в войну против Чечении. Понимая трагичность надвигающейся катастрофы и, желая избежать войны, я считал, что можно и нужно использовать любую возможность позволяющую выйти на прямые переговоры с русскими и в этом была моя ошибка( я даже поддерживал , просьбу одного московского чеченца, уговорить Масхадова, провести тайную встречу с зам.директора фсб Проничевым , на что Асдан в категорической форме отказался) у Масхадова были разные источники информации , и принимая решение он, наверное, принимал во внимание сообщения из этих источников, я -же делал, то что считал нужным, и, в итоге я получил «по заслугам”, я уважал Аслана как никого другого и никогда ни при каких обстоятельствах не позволял себе, как это обычно делали многие, метаться между конкурирующими группировками, говорить “Да” «и нашим и вашим», я никогда не стоял в стороне, в качестве наблюдателя, всегда был там где Аслан Масхадов, это то, что касается публичной стороны моей деятельности, а не публично, я всегда , в меру своих сил и ума, старался склонить Аслана к комромиссу с его оппонентами, я никогда не науськивал президента против кого-то не было, публично, по ТВ осуждая действия его оппонентов, один на один, я просил Аслана ещё и ещё раз постараться найти возможность и прийти к согласию, при этом я не подавал, даже виду, что настойчиво просил Аслана , например, вызвать, негласно, к себе домой Радуева Салмана и поговорить с ним, постараться убедить его во вредности проводимой им политики, прося Аслана об этом, я в то-же время, игнорировал Салмана, в другом случае, я говорил Аслану, не называя ни чьих имён, что есть такие, которые стараются поссорить его с Вахой Арсановым ,а размолка с ним ни к чему хорошему не приведёт, то-же самое я говорил и про Гелаева Руслана и про Басаева Шамиля,(до дагестанских авантюр последнего) и многих других, но никогда и никому из этих людей я не говорил, что стараюсь навести , образно говоря, мосты между ними и Масхадовым, ибо я знал, эти люди могли-бы подумать, что я ищу их расположения или благодарности, понимание общей опасности для всех нас, в случае ссоры, двигало мной и ничего более Люди которые с пеной у рта «выявляли врагов» Масхадова, люди “благодаря” которым у Аслана расстроились отнощения с тем-же Вахой Арсановым и, рядом других чеченских политиков, сегодня жируют в России, Масхадов Аслан погиб от рук врагов, Арсанова Ваху убили враги, а те недальновидные и наивные люди, считавшие тейповое и географическое единство- признаком родства душ и залогом верности, эти люди, что верили провакаторам, идя на их поводу, поддакивая провакаторам,,агентем русских спец. служб, в их науськивании Аслана, против своих единомышленников и соратников, то они, как и все мы, сегодня влачат жалкое существование вдали от родной земли и неба, а “Красавчики”, сделали своё дело, они жируют…….. После моего освобождения из конспиративной квартиры ФСБ и возвращения домой в Чечению, где-то через месяц ко мне приехал человек от Атгириева Турал-Али, он привёз ко мне аудио-кассету, где Атгириев интерисовался моим мнением о Кадырове Ахмаде, а так-же Турпал-Али спрашивал меня, изменилось-ли( после моего ареста русскими) моё отнощение к Басаеву Шамилю, а так-же он спрашивал у меня, может-ли он передать мой аудио-ответ Масхадову Аслану.Я ответил на все вопросы Атгириева, где сообщил, что считаю Кадырова Ахмеда, врагом Ичкерии( До моего задержания, я был одним из тех кто просил Аслана , вызвать к себе или самому , поехать к муфтию Кадырову и любой ценой убедить муфтия, в губительности его, муфтия, действиях в отношении чеченской независимости, но после того как я собственными глазами видел и ушами слышал, приятельскую беседу зам. Директора ФСБ Угрюмова и муфтия ЧРИ Кадырова, тем более после слов Угрюмова, что Кадыров в скором времени займёт, высокую государственную должность, клянусь Аллахом, в первый момент наблюдения этой картины, я был в ступоре, я не мог понять и поверить, что такое возможно, но где-то в уголках сознания, я понимал, что эти приятельские отношения не могли-бы сформироваться за несколько месяцев знакомства……..), в отношении Басаева Шамиля, я заявил, что для меня .. он преступник и Аслану следовало-бы его остерегаться.- где-то через месяц ко мне вновь приехал человек, на этот раз от Масхадова Аслана, он так-же привёз аудио-кассету, в своём обращении ко мне, Аслан обвинял меня в том, что я вернувшись из Москвы, где русские, с моего согласия, держали меня на конспиративной квартире, стараюсь сеять вражду между ним и Басаевым Шамилём, между ним Ханбиевым Магомедом, а так-же, что я в силу молодости и наивности Атгириева Турпала, склоняю того к вражде с Басаевым, под конец своего обращения Аслан сказал мне -”Апти, ты-же лучше многих знаешь, что русские уничтожат нас всех, если им удастся нас победить, перестань сеять раздор и вражду между моими товарищами, не вынуждай меня к поднятию руки на тебя, если ты действительно не враг и, если хочешь быть прежним Апти- подбей десяток вражеских бтэров , (про бтэры, он говорил с иронией и небрежно, словно это были игрушки в тире) и возвращайся“- человек, что доставил данную аудио-кассету не дождавшись меня уехал и, я не смог сним передать ответ президенту, но, через некоторое время мне всё-же удалось передать свой ответ Масхадову, в своём аудио-послании Масхадову, я перечислил все те обвинения, что мне вменялись президентом, с того момента когда приехала г-жа Шихаб, дал своё пояснение, на каждое обвинение, человек, что передавал моё послание, рассказывал мне, что, в одиночестве, прослушав данную аудио-кассету, вернувшись к своему собесседнику Аслан, якобы сказал-”Никто его не разжаловал, он просто ищет причину, у меня не осталось сомнений, что он продался русским, больще не приноси от него ни каких вестей”- это был наш последний, “ разговор”.До того момента, пока я не услышал, от посредника , слова Аслана -”Никто его не разжаловал……”- я не интерисовался приказом президента, где он разжаловал и лишил наград меня и ряд чеченских командиров, я слышал про этот приказ, мне его чуть-ли не тыкали в нос , в Москве, на квартире фсб, где полковник ФСБ,мразь, Дранец требовал от меня, что-бы я выступил с ложными обвинениями против Масхадова Аслана, президентом Ингушетии Аушева Русланом и рядом других российских политиков и зарубежных государственных деятелей, тогда я ответил -” На то он и президент, что-бы карать и миловать”- но когда мне удалось добыть копию данного указа, я увидел, что моя фамилия вписанна в текст приказа, неизвестным моим “доброжелателем”, в приказе Главнокомандующего ВС ЧРИ за номером 122 от 20 апреля 2000 года написанно -” разжаловать полковника Баталова А,“- президент Масхадов Аслан, в феврале 1997 года, своим приказом присвоил мне звание бр.генерала и его , Масхадова, указом я был награждён орденом “ къман сий-честь нации.”, ( я только один раз надевал этот орден , так как,на мой взгляд, очень немногие, я не в их числе, достойны быть кавалерами этого ордена, из всех мне знакомых командиров, на мой взгляд этого ордена достойны - Хамзат Ханкаров, Умалт Дашаев, Фатхи, Муса Чараев, Асланбек Исмаилов, а теперь и Аслан Масхадов, конечно достойных намного больще, я -же говорю о тех кого я знал и наблюдал .)а в приказе написанно-”Лишить Баталова Апти, ордена -къман турпал( герой нации)”- а ведь Аслан сам лично вручал мне орден, ознакомившись с приказом Масхадова, я понял, что имел в виду Аслан, когда говорил -” Никто его не разжаловал…”, тем более, уже когда я был в Англии к моему брату в Баку, несколько раз приходил верный мой товарищ и очень просил номер моего телефона, когда ему в третий раз было отказанно, этот человек сказал -” Мне ничего от него не нужно, это нужно ему” - но я в очередной раз запретил давать ему мой телефон, я опасался, что его прослушивают русские, или в силу своей доверчивости этот человек мог кому -то сказать, что имеет со мной телефонные беседы, любая информация , дошедщая до фсб, о контакте со мной, могла быть(и есть) смертельная опасность для людей ,вот по этой причине я избегал телефонного общения с тем человеком.Уже после гибели Аслана, я узнал, что этот человек, искал мой телефон, для того что-бы сообщить мне, что президентом Масхадовым дано поручение, разыскать меня и, передать мне, что-бы я позвонил одному человеку, который имел беседу с Масхадовым относительно меня и, которому после той беседы Масхадов и дал то поручение найти меня!!ДА ПРИМЕТ АЛЛАХ ЕГО ГАЗАВАТ И ДА ПРЕБУДЕТ ОН В ВЕЧНОМ РАЮ. ДАЛА Г1АЗОТ КЪОБАЛ ДОЙЛА ЦЮНА. Апти Баталов.

2 комментария:

Жаринов комментирует...

Уж не Гелаев ли?

"на кануне был разработан план контраудара по врагам, руководить штурмом должен был один крупный чеченский военноначальник, но он, как обычно у него это получалось, не смог или не захотел организовать данную атаку на русских"

Жаринов комментирует...

Почему именно эти четверо?

"Хамзат Ханкаров, Умалт Дашаев, Фатхи, Муса Чараев, Асланбек Исмаилов"